Виталий Агапов - татарская музыка

Опрос
Какой из моих альбомов Вам больше всего нравится?

Проголосовало: 2291


 
Один дух-один народ
12 июля 2009 г.

Интервью Виталия Агапова, данное германскому журналу ALTABASX

                                 Один народ – один дух

 

                                              Кряшены

Впервые с культурой кряшенов я столкнулась еще двадцать с лишним лет назад, будучи студенткой в Елабуге, а Елабужсктй район изветстен как один из районов, где живут кряшены. Но тогда, по молодости, я не придала этому особого значения. Потом кряшены громко заявили о себе в 90-е годы ХХ века, когда активизировались национальные движения, был образован Всемирный конгресс татар. А не так давно кряшены вновь привлекли мое внимание, так как постоянные споры о том типа «кто ты, татарин», почему исчезает татарская нация, что поможет сохраниться татарам вызвали совершенно неоднозначную реакцию. Иные горячие головы с пеной у рта доказывают, что только Ислам может сохранить наш народ. При этом все как-то забывают, что кряшены, будучи немусульманами, сохраняют себя как самобытная группа татар на протяжении вот уже многих столетий. Удивительная, неповторимая культура, чарующие традиции, обряды, песни, и главное – кряшены сохранили чистейший татарский язык! Много ли татар-мусульман могут похвастать тем, что знают родной язык? А вот кряшены, что удивительно и достойно похвалы и уважения, держатся родного языка покрепче чем иные новоявленные магометане, считающие, что превыше всего – религиозная принадлежность, напрочь отметающие национальные особенности народа, его историческое прошлое и самобытную культуру. Именно эти «младомусульмане», не знающие родного языка и традиций своего народа, несут чуждую нам культуру, заворачивают женщин в коконы под названием «хиджаб» (вилимо, наши бабушки, носившие калфаки, были бы для них тоже недостаточно правоверны). Забывая о своей основной национальной составляющей, они становятся безликими носителями чужого, отторгают родное, поклоняются чужому языку и обрядам. Вот почему мне захотелось непременно встать на защиту кряшенов – не религиозные убеждения разделяют нас, а недалекие устремления отдельный деятелей и функционеров. У нас единый язык, у нас одни корни, ближе кряшенов никого нет у татар. И вполне понятна обида кряшенов, когда они говорят: «О нас вспоминают только во время переписи населения, чтобы увеличить численность татар... А когда речь идет о том, чтобы поддержать нас материально, наши ансамбли, творческие коллективы, для нас не находят средств, в промежутках между переписями нас просто забывают». Что же тогда удивляться, что нагайбаки – крещеные татары-казаки на Урале – добились того, что стали отдельной народностью, хотя говорят они начистейшем татарском языке. Теперь они уже больше не татары, теперь они – нагайбаки! Повернитесь же к кряшенам лицом, татары! Каким оскорблением для них был III конгресс татар, проходивший под девизом «Один народ – одна религия»! Внутренний мир человека, его верования – это то, что в цивилизованном мире называют «свободой совести», и нельзя ущемлять совесть одних, делая образцом совесть другиx. У совести вариантов нет. Наверное, было бы правильнее идти навстречу друг другу с девизом «Один народ – один дух». А то, что дух у нас один, я убедилась в этом, посмотрев, как умеют веселиться и радоваться кряшены.

 

Питрау

Сколько радости приносят народные праздники! Столетия спустя сабантуй продолжает радовать не только татар, но и тех, кто живет рядом с ними. К сожалению, многие праздники уже остались только в воспоминаниях. И тем не менее, люди помнят джиены. Нередко в каждой местности бытовали свои, неповторимые джиены, и жители четко называли свой джиен, говоря: «Наш джиен назывался так». Но, вспоминая народные празднества, мы почти не говорили о богатой культуре крещеных татар – кряшенов. А между тем и у них есть свои джиены, которые также отмечаются в определенной местности, хотя и носят названия христианских праздников – Микола жыены (Никола), Тройча жыены (Троица), Тикен жыены (Тихвинская божья матерь).

Мне повезло побывать на Питрау – Петров день, который отмечают в Мамадышском, Тукаевском, Нижнекамском районах Татарстана. При беседе с участниками праздника они много рассказывали о своих традициях, показывали свои национальные самобытные наряды. От них я и узнала, что Питрау, хоть и является изначально религиозным праздником, тем не менее отмечается не во всех кряшенских районах, а только в отдельных, и скорее в самом деле похож на народное празднество.

Праздник начинается 12 июля, в день святого Петра, после окончания Петрова поста, и длится неделю. В это время деревенские жители и приехавшие из города родственники заготавливают травы, веники, устраивают вечерние гуляния (чем-то это напоминает Ивана Купала, только через костер не прыгают), выбирают летнюю красавицу, украшенную цветами, венками и гирляндами, поют песни, пляшут и просто отдыхают на лугу или в лесочке, поглощая припасенные заранее яства.

Впервые попав на Питрау, я не поверила своим глазам – истинно народный праздник, веселые, ясные лица, задорные мелодии… Церковных обрядов нет и в помине. На травке кругом расположились пришедшие на праздник. Разговорилась с красавицами, одетыми в традиционный кряшенский наряд: женщины рассказали об истории своих костюмов, особенно интересны были те, кто унаследовал свои одежды от бабушек и прабабушек, любой этнографический музей позавидовал бы такому богатству. Потом специально для меня эти милые женщины спели свои народные песни и станцевали танец, который отплясывали еще их предки. С восхищением следила я за плавными движениями этих лебедушек и думала про себя: эх, ведь мы все татары, говорим на одном языке, кто, когда и почему решил разделить нас, внушив, что кряшены – отдельный народ? Ведь далеко от дома, от родины кряшены тянутся к татарам, а татары рады кряшенам. И поддерживаем друг друга, помогаем… Так нужно ли противопоставлять себя историческим фактам?

А на сцене лихо отплясывал и пел Виталий Агапов, известный исполнитель песен кряшен, основатель и руководитель фольклорного ансамбля из Набережных Челнов. И невозможно было спокойно устоять на месте – ноги сами просились в пляс, вокруг уже кружился в задорном танце народ: татары – кряшены и мусульмане, русские, чуваши, удмурты и все гости праздника с удовольствием принимали участие в этом радостном действе. И даже стоявшие рядом сотрудники милиции с удовольствием притопывали ногами: никто не нарушал порядок, не буянил, и поэтому праздник был в радость всем.

 

Виталий эфенде

Мне уже приходилось слышать это имя и раньше, но ни выступления, ни записей его самого и ансамбля кряшенов я не слышала. И вот пару лет назад в Казани проходил фестиваль татарской песни «Жиде йолдыз» (Семь звезд). Когла сцена заиграла всеми цветами радуги, разнеслись звуки задорной песни, и на сцену высыпали в нарядных костюмах какие-то люди, кто-то радостно выдохнул: «Кряшены!» 1.Да, это был театр песни «Моңлы Чаллы» Виталия Агапова из Набережных Челнов, в центре лукаво подмигивал сам Виталий эфенде, а рядом в национальном кряшеннском костюме пел вместе с соплеменниками Георгий Ибушев – солист Академического театра оперы и балета им. М. Джалиля, неповторимый тенор которого вот уже много лет радует любителей татарской песни.

Тогда я твердо решила, что постараюсь узнать о Виталии Агапове побольше, так как подобного коллектива кряшенов больше нет нигде. 2.И вот на Питрау я воспользовалась удобной минуткой и подошла к Виталию после окончания праздника, когда он уже садился в машину, чтобы уехать. Мы обменялись телефонами, договорились о встрече, и на прощание Виталий эфенде подарил мне березовый веник – один из символов Питрау.

Некоторое время спустя мы встретились за чашкой чая, и Виталий эфенде рассказал о своей деревне, односельчанах, о своем коллективе...

Деревня Сэвэлэй (Сәвәләй) Заинского района Татарстана... Родная деревня Виталия, которой посвящено столько песен и частушек... «Деревня наша была большая... Такие большие кряшенские деревни есть еще у нагайбаков в Челябинской области...» Вот в этой-то деревне у Марии и Василия родился сын Виталий. «Тут я родился, тут в школу ходил, тут повзрослел», - рассказывает Виталий эфендэ. Несмотря на то, что живут в этой деревне люди с русскими именами – Иваны, Марьи, Василии, Надежы – говорят тут только на татарском языке, и школа, в которой учился Виталий, тоже была татарская. Сейчас нередко слышишь сетования «да куда с национальным образованием пойдешь? Да кому оно надо?» Но ведь сколько людей закончили национальные школы и не просто стали достойными, уважаемыми людьми, но многого добились в своей жизни. Самый выдающийся пример – это Президент РТ Минтимер Шаймиев. Вот и Виталий Агапов, окончив татарскую школу, стал гордостью и своей деревни, и своего района, и нашей республики. Зная, что учиться в вузе придется на русском языке, Виталий самостоятельно, без чьей-либо помощи освоил школьную программу еще и на русском языке. Вот это сила воли! Впрочем, при общении с ним чувствуешь исподволь, какая мощная харизма у этого человека и какая могучая сила воли!

«Я с удовольствием говорю на родном языке. Кто-то говорит, что я очень чисто говорю, я сам считаю, что на 90% говорю по-татарски. Время сейчас ведь такое – новые слова появляются, новая терминология, приходят из русского языка, из других...» Я про себя подумала – эх, чтобы все татары так на 90% говорили бы по-татарски! А то ведь иные и на 5% не говорят...

Но вернемся в Сэвэлэй. Школа осталась позади, а тут подоспело время идти служить в армию. «Мы ведь тогда от армии не косили, в другом духе воспитывали нас тогда, опять же физическая подготовка тоже была важна. Вот и попал я служить в ракетные войска стратегического назначения. Служил в Переславле-Залесском, что на Золотом Кольце России. А оттуда до Москвы рукой подать, вот мы частенько в столицу наведывались, посмотреть город, на концерт сходить». А когда срок службы подошел к концу, старшина Агапов вернулся домой и два года проработал в деревне учителем в одной из деревень родного района, преподавал начальную военную подготовку. Учил мальчишек играть в хоккей, добился того, что появилась хоккейная коробка для ребятни, позаботился и о форме для юных хоккеистов. Потом судьба забросила Виталия в Набережные Челны, в город, коорый стал для него родным на долгие годы, где позже он нашел свою стезю. А поначалу работал в специализированном отряде пожарной военизированной охраны и, хотя петь и плясать любил всегда – заводной был (он и сейчас такой же заводной!), - о карьере певца и музыканта пока еще и не помышлял. Зато много занимался спортом – хоккеем, футболом, тяжелой атлетикой, волейболом, шахматами, и даже имел разряд кандидата в мастера спорта по хоккею. Но еще в армии во время смотров художественной самодеятельности Виталий плясал, а играть на гармони выучился даже раньше. К тому же Виталий сочинял стихи. Когда и как поэзия стала для него потребностью – трудно сказать, в юношестве почти все мы балуемся стихами, но мало кто сохраняет верность этому увлечению. А Виталий не только сочиняет стихи, но и перекладывает их на музыку, и песни эти потом исполняются и им самим, и многими другими певцами, становясь хитами. Конечно, самыми хитовыми являются его задорные песни, посвященные родной деревне «Эх, Сәвәләй, Сәвәләй», а также «Әнкәй гөле», «Эй, Хәлимә, Хәлимә», «Яңа Кәтүк түти», «Супер Сәвәләй такмаклары». Мало кто знает, что Виталий является автором музыки 200 песен, а в 40 песнях он также выступает и как автор стихов.

 

Повортным в жизни Виталия стал 1994 год. Ох, и непростой это был год для нашей страны. Многие до сих пор помнят, как в стране царил произвол, люди месяцами не получали зарплат, за ценами просто было не угнаться, город раздирали разборки криминальных группировок. И вот в этот год, когда казалось бы, людям совсем не до культуры было, не остаться бы голодными – именно в этот тяжелый год тогда еще мало кому известный Виталий Агапов основывал театр песни «Моңлы Чаллы». Долгие месяцы тяжелого, неустанного труда, репетиции, выступления... В год театр давал не менее 120 концертов, на самых различных концертных площадках республики и за ее пределами: в городских концертных залах, в сельских клубах, на открытых полевых площадках. Виталий эфендэ рассказывает, как, уже став известными, их пригласили на сабантуй в Санкт-Петербург. В Питере живет несколько сот тысяч татар, и сабантуй там проходит на большом поле, где на нескольких сценах выступают творческие коллективы. Так вот, когда на одной из сцен выступал Виталий, практически все ринулись туда – поток энергии, радости, веселья сыпал во все стороны переливающимися снопами музыкальных искр. Весь майдан ходил ходуном (я сразу всомнила, как во время Питрау огромный парк притопывал и пританцовывал вслед за Виталием, который со сцены заводил народ; так мог в свое время делать только Адриано Челентано – что ж, теперь у нас появился свой Челентано – Виталий Агапов). А потом, во время веселого аукциона наш герой умудрился продать обычный торт за несколько тысяч рублей! На прощание питерцы попросили его непременно приехать к ним на сабануй еще раз.

Можно было бы посвятить несколько строк тому, чтобы перечсилить награды Виталия типа «заслуженный работник, заслуженный артист», но хочется сказать не об этом. Однажды мне попалась статья в газете о том, как один замечательный артист, уже немолодой, сам отказывался от различных званий, так как считал, что не ими измеряется талант артиста и его вклад в искусство. Нередко бывает и такое, что продюсеры ищут артистов, и когда им предлагают заслуженных и народных, они задают сакраментальный вопрос: «А хорошие артисты есть?» Так вот, Виталий эфендэ – хороший артист! По-настоящему, искренне хороший артист, и зрителя не интересует, какие у него звания, для его поклонников имя на афише «Виталий Агапов» - это синоним успеха.

И еще есть кое-что, о чем непременно хотелосы сказать, и о чем сам Виталий никогда не говорит – это благотворительность. Истинные меценаты всегда делали свои добрые дела, не называя имени. Поэтому имя назовем мы: только в 2007 году Виталий Агапов и его театр песни дали 30 благотворительных концертов и передали на благотворительные нужды более полумиллиона рублей. Живы у нашего народа старинные традиции меценатства!

У меня есть мечта, которая когда-нибудь, я очень на это надеюсь, осуществиться, если не в этом году, то на будущий год, если не на будущий – то все равно в последующие годы: я мечтаю увидеть Виталия Агапова на сабантуе в Берлине, чтобы его искрометная энергия завела всех татар Германии и заразила немцев любовью к этому неповторимому кусочку татарской культуры – кряшенской.

На Питрау горько было мне услышать от некоторых представителей крещеных татар: «Я не татарин, я – кряшен, и говорю на кряшенском языке». Понимая, откуда идет такая самоидентификация, все же очень хотелось бы, чтобы рядом с нами стояли кряшены в деле объединения татар и сохранения нашего языка, нашей культуры. Как тут не повторить еще раз: «Один народ – один дух». Конечно, внутри народа всегда будут существовать различные группы – мишары, типтяри, казанцы, астраханцы, сибиряки, кряшены. Тем и прекрасен народ, что играет такими гранями. И мудр был ответ Виталия на вопрос, кем он себя чуствует: «В Татарстане – я кряшен, а за границей я – татарин!»


Хиты
Новые
Магазин

Цена:  250 руб.

Цена:  250 руб.



татарская музыка



© 2017 Виталий Агапов. Все права защищены
Создание и продвижение сайта - Netkam