Виталий Агапов - татарская музыка

Опрос
Какой из моих альбомов Вам больше всего нравится?

Проголосовало: 2291


 
«Чтоб мои песни пелись народом»
24 января 1998 г.

Первую же мою фразу собеседник перебил вопросом.
- Простите, сколько вам лет?
- Чуть за сорок, а что?
- А мне под сорок. Может, сразу перейдем на «ты»? Мне кажется, будет проще…
Так запросто, но без фамильярности, завязалось наше знакомство с Виталием Агаповым, композитором и исполнителем татарских песен.


«Савалей»
 - Виталий, коль скоро мы упомянули о возрасте, логично будет спросить: откуда ты родом и как давно занимаешься песенным творчеством?
 - Родился я в деревне Савалеево Заинского района в 1960 году. В детстве, как утверждают педагоги, имел склонность к математике и точным наукам. Увлекался шахматами. Школу закончил, можно сказать, отлично – с одной четверкой в аттестате.
Затем служба в армии, работа в деревенской школе. Потом решил учиться сам. Недолго думая, поступил в Ивановское военно – техническое училище, окончил его с отличием. Фамилия моя занесена даже на мраморную Доску почета училища, за усердие в познании военных наук. Получив звание лейтенанта, в 1986 году был направлен на КАМАЗ, где и проработал в службе пожарной охраны системы МВД…
- Так ты вдобавок еще и камазовец?
- Разумеется. И горжусь этим! Отслужил более пяти лет в звании «старлея» подал в отставку… Это было в 1992 году. Но мы, кажется, несколько отклонились от основной темы…
Так вот, о самом главном. Назвать конкретную дату, когда я стал заниматься песенным творчеством, конечно, не смогу. Дело в том, что любовь к народным песням, частушкам, танцам жила во мне всегда – и в школе, и в отроческие годы. Особенно ее приливы я ощущал, когда возвращался на родину после долгой разлуки с ней. Например, после армии или после окончания училища.
Много песен записывал, заучивал. Это вскоре переросло в желание их систематизировать по жанрам, тематике, настроению, по исполнителям. А в нашей большой деревне (всего около 400 дворов) есть хороший клуб. Именно там я впервые попробовал свои организаторские способности. Собрал фольклорный коллектив, который затем стал ансамблем с красивым именем «Савалей». Сам разрабатывал репертуар, режиссуру сцены и все прочее.
- Прости, ты, военный человек, без театрального образования, и полез в дебри режиссуры?
- Представь себе, полез. Очень скоро «Савалей» стал известен в нашей диаспоре крещеных татар. Потом пришла и популярность. Нас в ту пору здорово поддерживал глава Заинского района Рашит Хамадеев. Очень благодарны ему за это и сегодня.
За два года коллектив узнали в Казани, и в республике, нас полюбили в деревнях Башкортостана, Удмуртии, Кировской области. Причем все наши концерты были костюмированными, обязательно имели сценарий, по которому мы несли слушателям шутку – юмор, веселую информацию и, разумеется, наши песни.
 
                                                              «Монлы Чаллы»
- Как же ты оставил такой чудесный ансамбль, который сам же создал?
- Я бы его никогда не оставил, если бы был риск, что он без меня развалится. Но он и сегодня остается базовым в районе, не потерял известности, популярности.
Ну, а для меня самого наступил период, когда захотелось попробовать чего – то нового. Тот ансамбль быль периодом инкубации творческих задатков, заложенных во мне от Бога. Не сочти за вычурность – я пришел к этому выводу после долгих раздумий.
Пробовал написать музыку на стихи известных мне поэтов. Свои стихи пытался озвучить. Вроде что – то стало получаться. Так в моей жизни появились своя студия и первая своя песня, написанная ровно пять лет назад, в апреле 1993 года.
- Итак, ты создал студию. Что привело тебя к этому: стремление подзаработать, кем – то руководить или что – то другое?
- Прежде всего, стремление самовыразиться. Я лидер по природе, но не диктатор. Собралась наша творческая группа из 13 человек не за один день: были поиски, пробы. А сегодня это уже команда умных, доброжелательных и, главное, творчески активных людей – филологов, педагогов, танцоров, музыкантов. Все с высшим образованием, хорошо владеют татарским языком, музыкальной грамотой, сценическим искусством. Группу назвали «Монлы Чаллы» («Мелодичные Челны»). Для меня она стала логическим продолжением клубного этапа и очередной, более высокой ступенью в творчестве.
Мы даем в среднем по 120 концертов в год, причем большинство выездов приходится на деревенскую глубинку. Разумеется, там платят меньше, да и клубы там далеко не лучшие, но принимают тепло и, главное, запоминают надолго. Вот это и есть для меня самый ценный гонорар – людское признание.
Нас уже приглашают главы хозяйств, районов на праздники, на местные события. Мы не зазнаемся и ставим задачи постепенного расширения географии своих выступлений, прежде всего вокруг Татарстана.
- Виталий, три года назад ты был известен публике как композитор, а сегодня уже и как эстрадный певец, исполнитель своих и чужих песен. Как ты дошел до жизни такой?
- Причин моего выхода на сцену несколько. Одна из них в том, что озвучивать и исполнять свои стихи, давать им свою музыкальную интерпретацию всегда проще. Это и есть бардовское начало, авторское право. Другая причина в том, что я как автор желаю испытать на себе реакцию зала на мое произведение. Хочу почувствовать, насколько оно звучно и как воспринимается слушателями, мне нужно увидеть их взгляды, услышать их голоса. Разумеется, все это делается с целью узнать, что больше нравится моему слушателю. Говоря рыночным языком, я изучаю спрос и стараюсь максимально угодить залу, удовлетворить его запросы. Очень беспокоюсь, чтобы в моем творчестве не появилась серость, невостребованность…
                                                                        О ТВОРЧЕСТВЕ
- На одном концерте известный наш писатель Айдар Халим произнес фразу: «Как обидно, что молодежная татарская эстрада старается подражать наиболее слабой и пустой форме российской». Как ты думаешь, что он имел в виду?
- Я уверен, что он говорил об исполнителях с крикливыми, но серенькими голосами, воспроизводящих убогий текст из двух – трех слов в сопровождении бестолкового грохота инструментов. К сожалению, на нашей эстраде сейчас таких слишком много. Их песни, если вслушаться, не содержат даже минимальной смысловой нагрузки. Бывает очень стыдно за таких «звезд» и их произведения. Например, «чудо - песня» о каком – то табаке и табачной фабрике…
- Резко ты, однако… Ну а у тебя самого нет ничего подобного?
- Песенок «шалтай - малтай» я не пишу и не исполняю. Есть работы с упрощенным текстом (детские, например), но не бессмысленные, не без содержания.
- А о чем ты любишь писать, или, может быть, для кого? Кстати, сколько всего песен ты написал?
- За пять лет я написал около семидесяти песен, из них двадцать пять на свои слова. О чем люблю писать? Тут ведь не скажешь одним словом. Самая близкая тема, конечно, о матери, о родных краях. Люблю также исторические, патриотические или детские темы. Кстати, для малышей я написал 15 песен, некоторые из них весьма популярны в детских коллективах. «Хвастливый утенок», например.
А вообще, темы рождаются порою неожиданно даже для меня самого. Из зала в деревнях чаще всего заказывают, конечно, частушки, патриотические («Болгар илем», «Газиз туган ягым»), драматические («Бала сагышы», «Уйларымда мэктэп елларым»), не говоря уже о лирических…
Специально для какого – то исполнителя песни не пишу, хотя были времена, когда ходил к солистам со своими произведениями, просил исполнить. Сейчас перестал этим заниматься. Считаю, что мои песни уже хорошо «работают» - более 45 из них исполняются многими артистами эстрады Казани, Челнов и даже за пределами Татарстана. Я не скупой человек…
- Да, репертуар твоих концертов богат. Но люди любят тебя еще и за своеобразную манеру общения с ним, с залом.
- То, что ставят мне в заслугу, является крупной недоработкой нашей татарской эстрады. Это сценическое искусство. Большинство наших исполнителей не умеют работать с залом: не могут двух слов связать без песни, не умеют двигаться на сцене, разговаривать, шутить на родном языке. Выйдя петь, они забывают называть авторов исполняемых ими произведений, ведут себя угловато – вульгарно или скованно до смешного. Все это вместе говорит о низкой сценической культуре нашей эстрады. Даже если сравнивать ее с родственной башкирской, мы безнадежно отстаем. Буквально единицы владеют этим искусством…
- Ну кто, например?
- Мне очень импонирует манера работы на сцене Айдара Галимова. Он подчеркнуто интеллигентен со зрителем, не допускает вольностей, фамильярности. Всегда остроумен, находчив, весел…
Заметно выросло сценическое мастерство Радика Динахметова, но ему еще работать и работать. Всегда с удовольствием наблюдаю за работой на сцене Хании Фархи.
Но безусловным лидером является, конечно, Салават Фатхетдинов. Он вне конкуренции и как исполнитель, и как актер. Причем достигает это через активную режиссуру концертов, то есть оттачивает не только песенный репертуар, но и музыкальные заставки и юмористические мизансцены, иронично – шутливые номера и многое другое. Он на голову выше всех своих конкурентов по умению приковать к себе внимание аудиторию. За это его и любят в народе.
 
                                                         О ЧЕСТОЛЮБИИ И ПРОЧИХ МЕЛОЧАХ
- Виталий, актеры, как известно, народ честолюбивый и порою
даже агрессивный в восприятии творчества конкурентов. А ты       о Салавате говоришь с такой теплотой…
- Во – первых, я не профессиональный певец, а больше композитор. Поэтому никак не являюсь ему конкурентом. Во – вторых, о том, что Салават умеет вкалывать, и то, что он самый большой среди татарских эстрадников труженик, думаю, известно не мне одному. И его за это почитают не только слушатели, но и коллеги. Завидовать его таланту стыдно – это уже к вопросу о честолюбии.
- И все – таки, есть дух соперничества между вами, ведь по рейтингу многие твое имя часто называют сразу после Салавата?
- Такое возможно только в Челнах или в окрестных деревнях. Салавата знают везде – и на Урале, и в Сибири, даже в Турции и Финляндии. А меня пока только в Татарстане, Башкортостане, Удмуртии. Мне еще предстоит большая работа по «освоению» соседних областей, регионов…
- Твои симпатии по татарской эстраде определены. А кто тебе импонирует из российских звезд?
- Олег Газманов. У нас схожие творческие судьбы. Он тоже пришел на эстраду не сразу, у него тоже нет академического голоса. Еще люблю слушать Высоцкого, Шуфутинского, Добрынина…
- Как воспринимают твое творчество в семье?
- Сын, которому на днях исполнилось 9 лет, пока не особо интересуется моим творчеством. А жена является первым и самым строгим моим критиком.
- Занимаешься еще чем – нибудь, кроме песен и эстрады, - спортом, например?
- Сейчас только поддерживаю форму. Но в прошлом я был развит всесторонне, имел спортивные регалии по… 17 видам, причем на уровне кандидата в мастера спорта. Увлекался всем: от зимних видов – лыж и хоккея – до футбола, волейбола, а также бегом, борьбой. Ну и, конечно же, тяжелой атлетикой – штангой, гирями и многим другим.
- Какие из напитков предпочитаешь в обществе?
- Из алкогольных – шампанское, только не импортные шипучки. А в общем, я равнодушен к спиртному…
- Занимаешься ли благотворительностью, спонсорством, как сейчас принято называть?
- Если в городе проходят где – то детские песенные конкурсы, вроде ежегодного «Тургая», там очень часто бывает и приз от Агапова. Были и есть пожертвования на строительство мечетей, храмов для крещеных татар. Стоит ли все перечислять…
- А есть ли спонсоры у самого?
- Да, без этого сейчас не прожить… Я бесконечно благодарен за помощь предпринимателям и руководителям предприятий, таким как Виталий Абрамов, Виталий Касакин, Альберт Касимов, Александр Аппаков, Александр Высоцкий и другим.
- И до каких высоких званий, официального признания заслуг ты дослужился?
- Вот с этим пока напряженка. Этот вопрос, я знаю, в прошлом году поднимался на уровне Министерства культуры республики. Хотя сами чиновники в очной беседеи признают все мои достижении, норазводят руками: мол, беда в том, что нет у тебя специального образования… Так уж многие творческие работники из крещеных татар споткнулись об этот чиновничий барьер. Та же оперная певица Галина Казанцева, например, уехавшая, наконец, из Татарстана, тот же Николай Храмов, вытесненный с эстрады, или Георгий Ибушев, непризнанный композитор Роберт Андреев…
Обидно, ведь это таланты…
Будем надеяться, что все, в конце концов, уладится.
- Твое заветное желание?
- Чтобы пелись мои песни народом.
P.S. Рады сообщить читателям, что недавно Виталий Агапов признан управлением культуры мэрии лучшим самодеятельным композитором города в 1997 году.
Беседу вел М. ХАЛИМ   «ВЕСТИ КАМАЗА» 24 января, 1998 г.

Хиты
Новые
Магазин

Цена:  250 руб.

Цена:  250 руб.



татарская музыка



© 2017 Виталий Агапов. Все права защищены
Создание и продвижение сайта - Netkam